О тантризме.

Шакти.

Символика, образ, понятие Шакти являются для тантризма ключевыми. Шакти — это творящая, сохраняющая и уничтожающая сила всемогущего Бога (который и всемогущ именно из-за обладания этой силой), универсальная космическая энергия. Благодаря Шакти стирается грань между божественной сферой и физическим миром: мир становится реальным воплощением, формой Бога. С другой стороны, сама Шакти образует тесное единство с Богом (Шивой). По существу, они не отличаются друг от друга: нельзя говорить «Шива и Шакти», потому что они — не двое, а одно целое. Шакти — это тот же Шива, только находящийся в движении, тогда как Шива есть «неподвижная» Шакти. Их нераздельное и вечное единство обычно изображается в иконографии в виде пары мужского и женского божеств, тесно прильнувших друг к другу. Они пребывают в абсолютном блаженстве (ананда или самараса), в котором тонут любые различия. К обретению этого совершенно- то единства силы и сознания и стремится тантрический адепт.

Единение Шивы и Шакти.

Подобное единство характерно прежде всего для состояния «космической ночи», когда весь мир исчезает и не остаётся ничего, кроме вечных сущностей. Именно тогда Шакти пребывает в нераздельном и блаженном соединении с Шивой (или же в нем самом, с точки зрения шиваитов). По прошествии некоторого, необычайно длительного с человеческой точки зрения, времени, начинается процесс творения мира, который сопровождается отделением Шакти от Шивы. В реальности Шакти никогда не утрачивает связи с Богом, но она способна одновременно и участвовать в формировании внешнего множественного мира. Процесс творения состоит в том, что Шакти, отделяясь от Бога, излучает из самой себя более мелкие волны энергии- шакти, которые как бы «отвердевают» и превращаются в вещественный мир. В конце концов формируется тот мир, который нам известен. Обычные люди, как полагают последователи тантры, воспринимают этот мир прежде всего в его реальном многообразии (как «двойственный»), не понимая, что в основе его лежит сознательная, разъединяющая-объединяющая игра космической энергии. Почувствовать эту силу и использовать её для собственного духовного восхождения — таков замысел и цель тантристов.

Практическая тантра.

Тантризм, или тантра, — это по преимуществу практическая дисциплина, садхана. Теоретические спекуляции, за редким исключением, занимают в нем довольно скромное место. Представителями тантрических школ были выработаны самые разные подходы и методы, позволяющие овладеть космической энергией в различных её воплощениях, пробудить и «поднять» внутреннюю силу — кундалини. С точки зрения проведения психотехнических практик тантризм мало чем отличается от йоги, в частности от хатха-йоги. Иногда для обозначения таких смешанных разновидностей используется термин «тантра-йога».

Тантра и йога.

И действительно, между тантризмом и йогой довольно много общего. Тантра активно использует йогические средства концентрации и созерцания, ведущие к «изменённым» состояниям сознания. И там и тут большое значение имеет фигура наставника, наделённого особым, эзотерическим знанием и способного передавать его. И йога, и тантризм ставят акцент на практической спиритуальной работе. С точки зрения приверженцев тантризма, освободиться возможно уже в данной жизни, как в это верит и неклассическая йога. Возможность освобождения при жизни делает тантру в глазах её последователей «лёгким путём» — в том смысле, что им уже не надо ждать многих перевоплощений для осуществления заветной цели. Эта «лёгкость», впрочем, не предполагает лёгких духовных практик. Напротив, тантрическая дисциплина трудна и требует интенсивных многолетних усилий. В ходе практик тантрический адепт стремится с помощью мощных потоков энергии «сжечь» кармические преграды.

Трансцендентность в тантре.

В тантризме психопрактические методы йоги теснейшим образом переплетаются с внешним ритуализмом. В течение веков тантра вырабатывала некоторые характерные средства ритуальной практики. Например, посвящение в мандолу дарует тантристу покровительство и связь с избранным божеством (иштадевата), которому он отныне будет поклоняться. Концентрация на мистической диаграмме, янтре, позволяет ему ощутить, каким образом из сердцевины жизни, символически представленной в форме бинду, «точки» космической энергии, путём исхождения различных ступеней бытия образуется мироздание. В мантре тантрист (как, впрочем, и вообще индуист) прикасается к сокровенной божественной сути, поскольку в словах мантры запечатлено «тонкое» тело божества. Используя ньясу, практик сакрально воспроизводит единство микрокосма своего тела и макрокосма мира, населённого божествами, духами и описанного в терминах «священной географии».

Эротические и сексуальные ритуалы в тантре.

Но среди техник тантрического пути имеются и такие, которые выглядят довольно двусмысленно. Речь идёт о магических и эротических ритуальных действиях. Использование последних было вызвано идеей обретения освобождения посредством вещей, доставляющих чувственные удовольствия, т. е. тех вещей, которые обычного человека только крепче привязывают к материальному миру. Тантристы полагают, что в сексуальных отношениях скрыт мощный потенциал. В обычных условиях этот потенциал растрачивается зря, поскольку не ставится задача соединения со сферой абсолютного. Но в тантризме подобные отношения переводятся в иную плоскость, что позволяет увидеть в партнёре божество (женщина воспринимает в мужчине Шиву, а мужчина в женщине — Шакти) и осуществить внутреннюю трансформацию. Излишне говорить, насколько опасен подобный путь самосовершенствования, как вероятен риск сойти с него и увлечься простым потаканием своим страстям и удовольствиям. Тантрические тексты постоянно предупреждают об этом, подчёркивая, что только люди определённой закалки, прошедшие необходимые посвящения, способны участвовать в таких ритуалах в полной мере. К сожалению, история тантризма изобиловала случаями, когда эти требования не выполнялись и сексуальные практики, в которых буквальное исполнение должно сопровождаться полной йогической концентрацией внимания, превращались в разнузданные орган.

Магические ритуалы тантры.

Что касается магических ритуалов, то они, по всей видимости, были вызваны стремлением обрести психические сверхспособности, сиддхи (умение ходить по воде, левитировать, видеть прошедшие жизни, телепатия и т. п.). Вообще, понятие «сиддхи» встречается уже у Патанджали; вся последующая традиция йоги воспринимает сиддхи как желанный признак духовного прогресса. Однако достижение сиддхи выглядит настолько заманчиво, что существует реальная опасность заняться только их «коллекционированием» и применением в житейских ситуациях, позабыв при этом о высшей цели — мокше (которая, кстати, тоже понимается в смысле сиддхи). Тот же Патанджали в своём труде уверяет, что частные сиддхи не ведут к освобождению. Поэтому традиция йоги, а также и тантра говорят о том, что можно легко стать «магом», но трудно после этого выйти на истинный путь. Вместе с тем к обретению сиддхи стремятся. Так, ритуальное «сидение на трупе» (шавасадхана) предусматривает получение каких-либо желанных способностей вследствие настойчивого взывания к божеству, которое заклинаниями адепта временно вселяется в труп недавно умершего человека. Другие магические ритуалы тантры имеют откровенно «чёрную» окраску, поэтому они неоднократно осуждались индуистскими ортодоксами: убийство, введение человека в ступор, вызывание вражды и т. д. Адепты тантрической традиции оправдывали необходимость подобных действий стремлением к обеспечению собственной безопасности: существуя во враждебном окружении, они всегда рисковали подвергнуться каким-либо неприятностям. Однако, скорее всего, подобные ритуалы, равно как и ритуал священного секса, являются просто переосмыслением архаичных культов, восходящих к древнему наследию доарийских народов Индии. Было бы не совсем верно отождествлять тантру только с магией и сексом, как это пытаются представить её оппоненты. Но нельзя и забывать о той роли, которую вплоть до сегодняшнего дня оба эти элемента играют в традициях тантры, прежде всего в тантре «левой руки» (вамачара).

Добавить комментарий